О первом дне Учения Его Святейшества в Бодхгае

Бодхгая, штат Бихар, Индия, 5 января 2018 года

Более 50 тысяч человек собрались послушать Его Святейшество Далай-ламу на площадке для проведения учений «Калачакра Майдан» в Бодхгае.

Прочли молитвы и восхваления, включая Мангала-сутту, на языке пали. Следом зазвучала Сутра сердца на санскрите в исполнении группы школьников.

Бодхгая, штат Бихар, Индия. 5.01. 2018 г. Фото: Лобсанг Церинг.

«Обретя пробуждение, Будда произнес: “Я постиг Дхарму, глубокую, мирную, свободную от умопостроений, несоставную, светоносную, подобную нектару, но, если я начну учить других, никто меня не поймет, поэтому останусь в тишине среди деревьев”. Дело в том, что индийские духовные традиции утверждали существование независимого “я”, неизменной сущности, которая путешествует из одной жизни в другую. Будда видел, что цепляние за идею о независимом “я” порождает все остальные омрачения ума. Постигнув бессамостность, он увидел, что, начни он учить, большинству людей будет трудно понять эту идею.

Но как бы там ни было, пришло время, и он даровал учения в Сарнатхе. Позже, на Горе Грифов в Раджгире он учил, что все вещи лишены самобытия. Во время первого поворота колеса Дхармы Будда объяснил истины о страданиях и их причинах. Затем, во время второго поворота колеса учения, он дал подробные наставления о пустоте. В “Сутре развязывания узлов глубочайшей тайны” говорится, что во время третьего поворота колеса он даровал объяснения о зависимой, приписываемой и совершенной природе. Отсутствие приписываемой природы в зависимой указывает на совершенную природу пустоты. Кроме того, в третий раз повернув колесо учения, Будда коснулся темы природы Будды и субъективного ума ясного света, основы для практик высшей йога-тантры.

Махакашьяпа и его последователи сохранили учения, включая винаю и абхидхарму, составившие палийский канон. Позже, когда углубилось понимание, Нагарджуна и другие ученики начали исследование слов Будды в свете логического обоснования, и родилась традиция монастыря-университета Наланды. Учения Будды знали взлеты и падения, и все же, благодаря авторитету писаний, а также логическому обоснованию и анализу, они живы по сей день».

Его Святейшество заметил, что Будда даровал различные учения согласно склонностям и способностям своих слушателей. Порой он учил, что человек несет психофизические совокупности (скандхи) словно носильщик груз, и они существуют отдельно друг от друга. В другой раз объяснял, что объекты, которые, как нам кажется, существуют во внешнем мире, не отличаются от их субъективного восприятия. В другом месте учил, что все вещи лишены самобытия. В Сутре сердца говорится, что форма – это пустота, а пустота – это форма.

Даруя непохожие наставления в разных местах, Будда советовал своим последователям: «О монахи и ученые-философы, как золотых дел мастер проверяет золото, расплавляя, разрезая и перетирая его, так и вы тщательно исследуйте мои слова и лишь после этого принимайте их, а не просто из уважения ко мне». Его Святейшество обратил внимание, что современные ученые не полагаются на непререкаемые авторитеты, а ведут собственные наблюдения и ставят эксперименты. Затем они сверяют свои выводы с данными других ученых и стараются прийти к единодушному мнению. Сегодня, как и предсказывал Эйнштейн, ученые начинают проявлять все более живой интерес к учению Будды.

Его Святейшество особо отметил, что буддизм родился в Индии, а не в Китае или Тибете, и что учителя Наланды, такие как Нагарджуна, тоже были индийцами. Таким образом, сказал Его Святейшество, очень правильно, что и главные слушатели нынешних учений тоже индийцы. За более чем два тысячелетия буддизм распространился по всей Азии, поэтому было бы прекрасно, если бы традиция Наланды, которую тибетцы сберегли в целости и сохранности, была восстановлена в Индии в наши дни.

Его Святейшество заметил, что Индия – единственная страна в мире, где все основные религии мирно сосуществуют бок о бок. Некоторые из этих традиций, такие как брахманизм, – теистические и проповедуют веру в бога-творца; другие, например некоторые направления школы самкья и джайнизм – нетеистические и опираются на закон причинно-следственных связей. Среди последних и буддизм, в котором отрицается существование независимого «я». Из Западной Азии пришли иудаизм, христианство и ислам, утверждающие существование бога-творца. Все эти традиции несут послание любви и сострадания, терпимости и прощения, умения довольствоваться малым и самодисциплины.

В буддизме крайне важным считается ненасильственное поведение. Кроме того, согласно учениям Будды, наши страдания, боль и удовольствие в наших собственных руках. Действия, которые приносят другим пользу и радость, считаются благими. Поступки, приносящие другим вред, дурными.

«Многочисленные вероисповедания веками сосуществуют в Индии бок о бок в мире и согласии, – добавил Его Святейшество. – Согласно индийскому пониманию секуляризма, все веры уважаются одинаково. Мы обязаны беречь эту традицию. В то же самое время, я прикладываю все силы для возрождения древнеиндийских знаний в вашей стране. Однако в конечном итоге самое главное – быть хорошим, добрым человеком.

Бодхгая, штат Бихар, Индия. Фото: Лобсанг Церинг.

Среди семи миллиардов людей, живущих сегодня на Земле, один миллиард не питает интереса к духовным материям. Но даже среди оставшихся, некоторые используют религии как повод для разобщения. Поистине, очень печально, когда религия становится источником конфликта.

Мы, люди, общественные животные, мы зависим друг от друга. Мы не самодостаточны. Пока мы здесь с вами мирно беседуем, в других уголках мирах не видно конца и края конфликтам. Люди дурно обращаются с другими и убивают себе подобных. Других, беспомощных, мы бросаем умирать от голода. Как мы можем с этим мириться, ежедневно вознося молитвы об освобождении от страданий всех живых существ? Будучи последователями Будды, мы обязаны каждый день спрашивать себя, как помочь другим, ведь каждый хочет счастья и не желает страданий.

Поскольку в современном образовании практически не уделяется внимание общечеловеческим ценностям, необходимо дополнить его предметами, в которых говорилось бы о любви и сострадании. Здравый смысл подсказывает, например, что семьи, в которых царят мир и любовь, счастливы, а разрываемые завистью и соперничеством, нет».

Обратившись к двум сочинениям, которые он должен прочесть, «Сутре колеса учения» и сутре «Ростки риса», Его Святейшество заметил, что в них излагаются воззрения, общие для всех буддийских учений. Он сказал, что Дхарма подразумевает некоторое сдерживание в процессе преобразования и изменения ума, о чем ясно свидетельствует следующая строфа:

Не совершай неблагих деяний,
Взращивай заслуги,
Полностью усмири свой ум –
Вот учение Будд.

Будет ли наш поступок неблагим или добродетельным, полностью зависит от мотивации.

Его Святейшество заметил, что буддийские учения можно разделить на две части: священные писания и постижения. Письменные духовные наставления сохраняются путем чтения и изучения, тогда как учения, относящиеся к постижениям, полностью зависят от нашей практики трех тренировок: нравственности, сосредоточения и мудрости.

Его Святейшество напомнил, что Будда оставил свою семью, став монахом, и это не было простой переменой одеяния, он принял и начал практиковать учения, существовавшие в то время. Он внимательно оценивал услышанное, размышлял и затем медитировал над новыми знаниями. Это означает, например, что он критически анализировал природу страданий, пока полностью ее не постиг. Он практиковал шаматху, однонаправленное сосредоточение, и випашьяну, прозрение в суть вещей, общие методы для многих традиций. В конце концов, товарищи Будды по строгим аскетическим практикам, стали его первыми учениками.

Бодхгая, штат Бихар, Индия. Фото: Лобсанг Церинг.

В «Сутре колеса учения» Будда говорит, что сперва нужно осмыслить страдания, а затем ослабить их хватку. Его Святейшество привел строфу Нагарджуны:

Омрачающие эмоции и карма
Возникают в силу умопостроений,
А те, в свою очередь, появляются в силу овеществления.
[Это] устраняется посредством пустоты.

Его Святейшество пояснил, что из-за неверных представлений об истинном существовании возникают страдания, но их не одолеть подношением светильников или выполнением церемоний. Только анализ и размышления о взаимозависимом возникновении позволят нам избавиться от ложных идей. Нагарджуна превозносил Будду за учение о преодолении неверных воззрений. Чже Цонкапа восхвалял его за учение о взаимозависимом возникновении.

Поскольку сутра «Ростки риса» относится к санскритскому канону, Его Святейшество еще раз отметил, что предпочитает делить буддийские учения на палийский и санскритский каноны, а не на учения махаяны и хинаяны, поскольку последнее может вести некоторых людей к мысли, будто одни учения выше других. Не стоит забывать, добавил Его Святейшество, что санскритский канон покоится на прочном основании палийской традиции.

Начав чтение сутры «Ростки риса», Его Святейшество поделился двумя наблюдениями. Во-первых, в сутре описывается разговор Шарипутры и Майтреи, которые сидят рядом на огромном плоском камне, так что действие происходит на земле. Во-вторых, в комментарии к учениям о совершенной мудрости, написанном корейским настоятелем Вен-цигом, говорится, что мать Майтреи тоже звали Майтреей. Значит, он был человеком, а также небесным бодхисаттвой, разъясняющим взаимозависимое возникновение.

Перевод: Ольга Селезнева.

http://dalailama.ru