Его Святейшество Далай-лама о паломничестве по святым местам

Его Святейшество Далай-лама о паломничестве по святым местам

Эксклюзивное эссе духовного лидера буддистов журналу «NEWSWEEK»

(2007 г.)

 

Его Святейшество Далай-лама

Лхаса, столица Тибета, на протяжении многих веков являлась одним из главных мест паломничества. И по сей день жители даже самых отдаленных уголков Тибета стараются посетить ее хотя бы раз в жизни. Нередко они отправляются в путь пешком и даже босиком. Некоторые особенно крепкие паломники «простираются» — распластываются по земле в полный рост на протяжении всего пути. Когда они добираются до города, то часто, не останавливаясь даже на чашку чая, спешат в Джоканг, главный храм, чтобы вознести почтение образу Будды, Джово Ринпоче.

Паломничество по святым местам – непременный атрибут практически любой религии. Верующие отправляются в путь, чтобы обреcти добродетели и накопить заслуги. Буддисты посещают места, где когда-то медитировал тот или иной буддийский наставник. Его пребывание в этом месте сделало его благословенным или заряженным энергетически, словно окруженным неким электрическим полем. Паломники приходят, чтобы ощутить эти мистические вибрации, разделить его духовные прозрения. На пути они преодолевают преграды, не помышляя о выгоде материального толка. Каждый их шаг, каждое движение проникнуты духом духовного прогресса. Некоторые стремятся сделать свое паломничество еще труднее, отправляясь в путь пешком или всю дорогу читая молитвы и мантры, чтобы приумножить обретаемую ими духовную заслугу.

Мы, буддисты, считаем, что обретаем заслугу, когда приобщаемся к религии, руководствуясь дисциплиной и верой, ибо таким образом мы взращиваем в себе правильную мотивацию. Правильная мотивация превращает в паломничество любое путешествие к святому месту. Будда наставлял, что со временем для того, чтобы пробудить в людях интерес к его учениям, нужно будет рассказать им о местах, связанных с основными событиями в его жизни. Говоря так, он не преследовал цели возвеличивать самого себя, но заботился о благополучии своих последователей. Мы полагаем, что когда мы проявляем уважение к Будде и восхищаемся его качествами, совершая подношения и предпринимая паломничество, то тем самым способствуем собственному духовному росту.

У тибетцев большая склонность к кочевому образу жизни, что помогает им переносить тяготы паломничества. Наша земля – источник вдохновения не только из-за обилия храмов и монастырей, но также и потому, что мы считаем священными даже природные образования. Особенно знаменита гора Кайлас в западном Тибете. Буддисты почитают ее священным местом божества Чакрасамвара. Для индуистов, это обитель Шивы и Парвати. У джайнов и сикхов свои ассоциации с этим местом. Даже для тех, кто не исповедует какой-либо веры, форма и цвет этой горы превращают ее в символ чистоты.

Для тибетцев Индия – священная земля. Здесь родился основоположник буддийской культуры, здесь источник мудрости, которая была принесена в Тибет сотни лет назад, через горы, индийскими святыми и провидцами. Первая возможность воздать ей почтение выдалась мне в 1956 году, когда меня пригласили участвовать в праздновании 2.500-летней годовщины со дня рождения Будды. Я был вне себя от радости. Мне представился шанс посетить Бодхгайю, место, которое я, как и всякий буддист, связывал с высочайшим достижением на духовном пути – совершенным Просветлением Будды.

И когда я, наконец, оказался там, где Будда достиг Просветления, то испытал глубочайшее переживание. Размышляя о великом подвиге Будды Шакьямуни, совершенном на этом месте, я не мог не думать о его безбрежной доброте ко всем живым существам. Он не только сам пришел к высшему совершенству, но также открыл, что и в каждом из нас есть потенциал для подобного достижения. Я считал тогда, и считаю поныне, что учения Будды способны не только сделать умиротворенной жизнь отдельного человека, но и привести к миру в отношениях между народами. В Бодхгайе, как и в других святых буддийских местах, меня также восхищали шедевры индийского духовного искусства – воплощение творческого гения и глубокой веры. Я вспоминал и о том, что сектантство и социальные конфликты в прошлом наносили урон этому великому наследию. И все же, в конечном итоге, дух терпимости и религиозной свободы, составляющий стержень Индии, всегда помогал возродить мир и покой.

Во время второго посещения Индии я совершил паломничество в Раджгат, на берега Ямуны, где было кремировано тело Махатмы Ганди. Это тихое и красивое место, и я был очень рад посетить его, быть гостем народа, который, как и мой, пережил чужеземное правление. Я был признателен за эту возможность находиться в стране, которая приняла Ахимсу, доктрину Махатмы Ганди о ненасилии. Вознося молитву на этом месте, я одновременно испытал и великую печаль от того, что не смог лично встретиться с Ганди, и великую радость от того, что его жизнь послужила мне таким прекрасным примером. Он был человеком, для которого вера в альтруизм и ненасилие была выше собственных интересов. Я был убежден, что его преданность идее ненасилия – это единственно правильная политики.

В основе своей все религии учат нас дисциплине и внутренней трансформации, которые помогут нам обрести покой и доброе сердце. И все же сегодня в разных частях мира мы видим пламя конфликта, раздуваемое во имя религии. Люди берут в руки оружие во имя религии только потому, что их собственная ограниченность не позволяет им постичь подлинный смысл собственного вероучения.

Далай-лама
21 апреля 2007

Продолжение следует. 

http://dalailama.ru